• А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Э
  • Ю
  • Я
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z
  • #
  • Текст песни Хисамутдинов Вячеслав - До свиданья, друг мой, до свиданья...

    Просмотров: 3
    0 чел. считают текст песни верным
    0 чел. считают текст песни неверным
    На этой странице находится текст песни Хисамутдинов Вячеслав - До свиданья, друг мой, до свиданья..., а также перевод песни и видео или клип.
    Сергей Есенин

    До свиданья, друг мой, до свиданья.
    Милый мой, ты у меня в груди.
    Предназначенное расставанье
    Обещает встречу впереди.

    До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
    Не грусти и не печаль бровей,-
    В этой жизни умирать не ново,
    Но и жить, конечно, не новей.

    1. «Рукописный текст стихотворения ‹...› выполнен самим Есениным Сергеем Александровичем».
    2. «Этот текст исполнен Есениным Сергеем Александровичем под влиянием необычных внутренних и внешних факторов, «сбивающих» привычный процесс письма и носящих временный характер. В числе таких факторов наиболее вероятными являются необычное психофизиологическое состояние С. Есенина (волнение, алкогольное опьянение и др.) и использование им пишущего прибора и красителя, обладающих плохими расписывающими свойствами» (Заключение от 15 апреля 1992 г., № 374/010).
    (Вывод почерковедческой экспертизы, произведенной в конце 1920-х годов: «Предсмертное письмо Есенина (стихи) характерно резко выраженным центростремительным направлением строк, что указывает на депрессивность и подавленность состояния, в котором он находился в момент писания» — Зуев-Инсаров Д. М. Почерк и личность. 2-е испр. и доп. изд. М., 1930, с. 87).
    3. «Микроспектральным методом, проведенным в лаборатории, установлено, что стихотворение написано кровью» (Заключение от 15 июня 1992 г., № 2028).
    Датируется по свидетельствам Е. А. Устиновой и В. И. Эрлиха.
    Утром 24 декабря 1925 года Есенин из Москвы приехал в Ленинград и остановился в гостинице «Англетер» («Интернационал»), где уже проживали знакомые поэта — супруги Г. Ф. и Е. А. Устиновы. Сюда в гости к Есенину приходили Н. Клюев, В. Эрлих, И. Приблудный, В. Измайлов, Д. Ушаков и другие литераторы.
    Е. Устинова вспоминала: «27-го я встретила Есенина на площадке без воротничка и без галстука, с мочалкой и с мылом в руках. Он подошел ко мне растерянно и говорит, что может взорваться ванна: там будто бы в топке много огня, а воды в колонке нет.
    Я сказала, что когда все будет исправлено, его позовут.
    Я зашла к нему. Тут он мне показал левую руку: на кисти было три неглубоких пореза.
    Сергей Александрович стал жаловаться, что в этой «паршивой» гостинице даже чернил нет, и ему пришлось писать сегодня утром кровью.
    Скоро пришел поэт Эрлих. Сергей Александрович подошел к столу, вырвал из блокнота написанное утром кровью стихотворение и сунул Эрлиху во внутренний карман пиджака.
    Эрлих потянулся рукой за листком, но Есенин его остановил:
    — Потом прочтешь, не надо!» (Устинова Е. Четыре дня Сергея Александровича Есенина. — Сб. «Сергей Александрович Есенин. Воспоминания». Под ред. И. В. Евдокимова. М.; Л., 1926, с. 236).
    Сам В. И. Эрлих, описывая события утра 27 декабря, так рассказывал о передаче ему листка из блокнота: «Сергей нагибается к столу, вырывает из блокнота листок, показывает издали: стихи. Затем говорит, складывая листок вчетверо и кладя мне в карман пиджака: «Это тебе. Я еще тебе не писал ведь? Правда... И ты мне тоже не писал!» Устинова хочет прочитать. Я тоже. Тяну руку в карман.
    — Нет, ты подожди! Останешься один — прочитаешь. Не к спеху ведь» (Эрлих Вольф. Четыре дня. — Сб. «Памяти Есенина». М., 1926, с. 95).
    Стихотворение было прочитано В. И. Эрлихом только 28 декабря.

    Смотрите также:

    Все тексты Хисамутдинов Вячеслав >>>

    Sergey Yesenin

    Goodbye my friend, goodbye.
    My dear, you are in my chest.
    The intended parting
    Promises to meet ahead.

    Goodbye my friend, no hand, no word,
    Do not be sad and not sadness of eyebrows, -
    In this life, dying is nothing new
    But living, of course, is not new.

    1. "The handwritten text of the poem" ... "was made by Sergei Alexandrovich Yesenin himself."
    2. “This text was performed by Sergei Alexandrovich Yesenin under the influence of unusual internal and external factors that“ knock down ”the usual process of writing and are temporary. Among these factors, the most probable are the unusual psychophysiological state of S. Yesenin (excitement, alcoholic intoxication, etc.) and his use of a writing instrument and dye that have poor painting properties ”(Conclusion dated April 15, 1992, No. 374/010).
    (The conclusion of a handwriting examination carried out in the late 1920s: "Yesenin's suicide letter (verses) is characterized by a sharply expressed centripetal direction of the lines, which indicates depression and depression of the state in which he was at the time of writing" - Zuev-Insarov D. M . Handwriting and personality. 2nd revision and additional ed. M., 1930, p. 87).
    3. “By the microspectral method carried out in the laboratory, it was established that the poem was written in blood” (Conclusion dated June 15, 1992, No. 2028).
    Dated from the testimony of E.A. Ustinova and V.I. Erlikh.
    On the morning of December 24, 1925, Yesenin arrived from Moscow to Leningrad and stayed at the Angleterre Hotel (Internationale), where the poet's acquaintances, the spouses GF and EA Ustinovs, already lived. N. Klyuev, V. Erlikh, I. Pribludny, V. Izmailov, D. Ushakov and other writers came here to visit Yesenin.
    E. Ustinova recalled: “On the 27th I met Yesenin on the site without a collar and without a tie, with a washcloth and soap in my hands. He came up to me in confusion and said that the bathtub could explode: there seemed to be a lot of fire in the furnace, but there was no water in the column.
    I said that when everything was fixed, he would be called.
    I went to see him. Then he showed me his left hand: there were three shallow cuts on the wrist.
    Sergei Alexandrovich began to complain that in this "lousy" hotel there was not even ink, and he had to write in blood this morning.
    Soon the poet Erlich came. Sergei Alexandrovich went up to the table, tore out a poem written in blood in the morning from his notebook and thrust Ehrlich into the inner pocket of his jacket.
    Ehrlich reached out with his hand for the sheet, but Yesenin stopped him:
    - Then read it, don't! (Ustinova E. Four days of Sergei Alexandrovich Yesenin. - Sat "Sergei Alexandrovich Yesenin. Memoirs". Edited by IV Evdokimov. M; L., 1926, p. 236).
    V. I. Erlikh himself, describing the events of the morning of December 27, described the transfer of a sheet to him from a notebook: “Sergei bends down to the table, pulls out a sheet of paper from a notebook, shows from a distance: poetry. Then he says, folding the sheet in four and putting it in my jacket pocket: “This is for you. I haven't written to you yet, have I? Really ... And you didn't write to me either! " Ustinova wants to read. So do I. I reach into my pocket.
    - No, you wait! If you are left alone, you will read it. Not in a hurry, after all "(Erlich Wolf. Four days. - Sat." In memory of Yesenin. "M., 1926, p. 95).
    The poem was read by V. I. Erlikh only on December 28.

    Опрос: Верный ли текст песни?
    Да Нет